s

Равнодушие — самое страшное, греховное, чудовищно непростительное из всего, что можно помыслить. Егор Летов

Автор методики НоНарко

Рената Башарова
тел +7(953) 350-45-30

 

 Задать вопрос в письме

ВАЖНО!!! У "НоНарко" - нет ребцентра!

В Санкт-Петербурге(во Всеволожске и Колтушах) под нашим именем работают аферисты! Прикрываются нашей методикой, а по факту, там совсем иная программа, микс с 12-шаговой. Она абсолютно нерабочая, вредная и ведут ее бывшие наркоманы. Руководители - очень нечистые на руку люди. Будьте осторожны!

Клинические разборы в психиатрической практике(Гофман)

  1. Клинические разборы — основная школа профессионализма
  2.  Алкогольный психоз или шизофрения?
  3. Атипичный циркулярный психоз
  4. Невротическое развитие личности или шизофрения?
  5.  Психопатия или развитие личности?
  6. Случай параноидной шизофрении
  7. Трансформация функционального в органическое
  8. . Как «простой» диагноз может подтвердить решение исторического спора
  9. Трудный диагноз
  10. Две психические болезни у одного больного
  11. Какой дефект?
  12. Трансформация диагноза
  13. Случай гебоидофрении
  14. Шизофрения, осложненная полинаркоманией и алкоголизмом
  15. Случай шизофрении Гретера
  16. Малопрогредиентная шизофрения у больного с полинаркоманией
  17. «Процесс» или «органика»?
  18. Алкогольный или шизофренический галлюциноз?
  19. Жизнь в депрессии. Возможна ли трудовая и социальная реабилитация?
  20. Неврозоподобная шизофрения
  21. Редкий случай соматоформного расстройства
  22. Случай истерической психопатии с аффективными расстройствами и алкоголизмом
  23. Всегда ли критическое отношение к психозу определяет нозологическую принадлежность?
  24. Органическое слабоумие или шизофрения?
  25.  Феномен переживания сдвига в прошлое как особенность истерического помрачения сознания
  26. Шизофрения или истерия?
  27. «Органика» или пфропфшизофрения?
  28. Приступообразная шизофрения
  29. Может ли нейроинфекция обострить латентное посттравматическое стрессовое расстройство?
  30. Парафрения
  31. Болезнь Альцгеймера в сочетании с нейросифилисом
  32. Шизофрения на органически измененной почве
  33. Сифилис мозга
  34. Случай височной эпилепсии с периодическими пароксизмальными психозами
  35.  Эндогенный процесс или невроз?
  36. Редкий случай эпилепсии
  37. Так какой же психоз?

Семинар ведет А. Ю. Магалиф

Врач-докладчик А. Н. Шустов

Вашему вниманию представляется больной А.М., 1971 года рождения, поступил в Московскую психиатрическую больницу № 3 им. В. А. Гиляровского 4.10.1999 г.

Анамнез. Мать больного страдает шизофренией, имеет инвалидность, неоднократно лечилась в ПБ № 3 по поводу депрессивно-бредовых состояний, совершала суицидальные попытки, в настоящее время в состоянии ремиссии. Отец злоупотреблял алкоголем, в опьянении был агрессивен, избивал жену и детей, которые убегали из дома и прятались у соседей; умер двадцать лет назад от цирроза печени. Старшая сестра здорова, добрая, спокойная, заботливая.

Больной родился в Москве, раннее развитие нормальное. В 5-летнем возрасте неоднократно употреблял пиво по принуждению родителей. В школу пошел с 7 лет, до 3-го класса учился плохо, к занятиям относился легкомысленно. После того как мать и сестра пригрозили, что отдадут его в интернат, стал учиться хорошо. В школе принимал участие в олимпиадах по биологии, участвовал в художественной самодеятельности, в драмкружке, активно занимался спортом, имел 1-й разряд по классической борьбе. По характеру всегда был веселым, радостным, по словам родных, «светлым». Всегда был повышенно ответственен, добр, чувствителен к животным и старикам. В 13 лет с тимуровской командой ухаживал за слепой и беспомощной бабушкой, обслуживал ее в течение 12 лет, до ее смерти. Дети за воинствующую честность, совестливость и призывы к порядку не любили его, несколько раз избивали. С 14 лет стал искать смысл жизни. Много читал, весьма отвлеченно рассуждал о том, как надо жить. Успешно закончил 11 классов. Был призван в армию, служил с 1991-го по 1993 год в морских пограничных войсках. С сослуживцами отношения складывались неровно, возникали конфликты в связи с дедовщиной. Объединял вокруг себя солдат для оказания сопротивления, но те часто подводили его, и он оказывался «крайним». В армии стал читать много религиозной литературы, вновь стал задумываться о смысле жизни, в то же время увлекся гаданием на картах.

Вернулся из армии физически ослабленным, с авитаминозом, множественными гнойниками на ногах. Был очень раздражителен, возбудим, агрессивен, но к родным агрессии не проявлял. Работал на заводах наладчиком, слесарем, электромонтажником. Взаимоотношения с сотрудниками на работе были натянутыми якобы из-за того, что он не употреблял с ними спиртных напитков и не курил. Они пытались его принудить выпить, но он отстаивал трезвый образ жизни. Противился постоянным мелким хищениям и часто из-за этого увольнялся с работы.

В 1995 г. после смерти троих родственников, последовавшей с интервалом в 40 дней, решил, что должен спасать души, и прямо с кладбища ушел в монастырь. Находился в Сергиевом Посаде в течение недели, хотел там остаться, но так как собирался жениться, ему отказали и посоветовали вернуться домой. Больной продолжал добиваться устройства в какой-нибудь монастырь, ездил в Ростов Великий, поступал в духовную семинарию. Не поступил, так как получил двойку по русскому языку. Религию сдал хорошо, но решил оставить увлечение церковью, так как «наследником церкви был уже двоюродный брат». После возвращения в Москву работал в Свято-Даниловом монастыре по наладке деревообрабатывающих станков. Через 4 мес. узнал, что станки ворованные, и оставил работу.

В 1997 г. женился. Жена старше его на 15 лет и имеет двоих взрослых детей. Считал, что должен проявлять заботу о ней и ее детях. Год назад у них родился общий ребенок и больной оставил работу, мотивируя это тем, что должен помогать воспитывать сына. В это время он много читал, выискивая пророческие высказывания. Отношения в семье хорошие, жена понимает его увлечения и не препятствует им. Проживает с женой, двумя детьми и матерью в трехкомнатной квартире. Квартиру матери они сдают. Старший сын живет отдельно. Последнее время больной, изучая Библию, находил там много несоответствий, постоянно рассказывал об этом даже посторонним людям. Высказывался о том, что он именно тот человек, от которого пойдет «новое веяние в жизни», он якобы находит подтверждение этому в центуриях Нострадамуса, в произведениях Пушкина, Лермонтова. Приводил пример, что на 50-й широте по Нострадамусу придет муж, а в стихах Пушкина указано время — жаркая осень, и связывал это с рекой Еруслан у города Камышина. Сидел целыми днями с книгами, географическими картами, что-то чертил. Находил подтверждения своего пророческого дара. Думал, что он должен раскрыть глаза людям на неправильное бытие, должен навести порядок на земле, навести порядок в Чечне, свергнуть правительство. Цель бытия на земле находил в религиозных книгах. Утром в день госпитализации собрался ехать в Буденновск, чтобы предотвратить новую катастрофу, был возбужден, многоречив, показывал место на карте, куда он должен поехать, утверждал, что там на болоте захоронены останки Николая II. На уговоры матери не реагировал, забыл про семью, ребенка, считал, что он должен спасти весь мир, что он Мессия, который определен пророческими предсказаниями Нострадамуса, Пушкина и Лермонтова. Согласился с матерью, что он должен лечь в больницу на обследование, чтобы получить справку о том, что он совершенно здоров. С матерью пришел в приемное отделение ПБ № 3 и был госпитализирован.

Психическое состояние. При поступлении больной правильно ориентирован, держится высокомерно, настроение приподнятое, многоречив. Речь с напором, пафосная, в форме монолога, трудно перебить, застревает на мелочах, деталях, крайне обстоятелен, не дает задавать вопросы. В то же время легко соскальзывает на другую тему, так же детально, подробно описывает новое событие и вновь переключается на другое происшествие. Рассказывает, что он именно тот человек, от которого пойдет новое веяние по Нострадамусу, что он должен раскрыть глаза людям на бытие, навести порядок в Чечне, свергнуть правительство, а затем собрать совет ученых, которые должны определить дальнейшее развитие страны. Формально говорит о том, что ему нужна справка, подтверждающая, что он здоров, чтобы его везде пропускали. Приводит цитаты из стихов Пушкина, Лермонтова, центурий Нострадамуса, пытается чертить карту. Говорит, что рождение его не было случайным, а было предопределено. Сначала его родителям надо было получить двухкомнатную квартиру, а затем свершились пророческие предсказания о его рождении.

В отделении быстро адаптировался, стал изучать Закон о психиатрической помощи, сгруппировал около себя пациентов, которым доказывает, что они могут свободно пользоваться телефоном, свободно выходить гулять, встречаться с родственниками и т. д. В каждом случае приводит свои доказательства. Категорически отказывается от приема лекарств, считает себя абсолютно здоровым и требует быстрее выдать ему справку об этом. Поскольку от приема лекарств больной отказывается, 2 дня назад ему была сделана инъекция галоперидола деканоата 50 мг, состояние после этого улучшилось: он стал спокойнее, меньше группирует вокруг себя больных, реже пророчествует.

Осмотрен терапевтом, невропатологом, офтальмологом — патологии не выявлено.

ЭЭГ (14.10.99 г.). Выраженные диффузные изменения электрической активности в виде дезорганизации и замедления ритмов, неотчетливых зональных различий, снижения амплитуды биопотенциалов. Усиление времени ирритативных знаков, их преобладание справа, что свидетельствует о выраженной дисфункции стволово-диэнцефальных образований с большим вовлечением в процесс правой гемисферы.

Психолог С. А. Анохина. Обследование проводилось на 7-й день пребывания в больнице. Обследуемый ориентирован в полном объеме, в контакте формален, отгорожен, негативистичен, держится напряженно. На вопросы в начале беседы отвечает кратко, по существу, но потом пускается в пространные рассуждения резонерского характера, перескакивает с одной темы на другую. Жалоб не предъявляет, больным себя не считает. Держится высокомерно, суждения с переоценкой собственной личности. Мотивация к проведению обследования завышенная, так как испытуемый стремится доказать свою состоятельность. Болезненно реагирует на неуспех. Работоспособность неравномерная, зависит от субъективной привлекательности тех или иных заданий.

По объективным данным, со стороны внимания выраженных нарушений не выявляется. Отмечается некоторая неустойчивость уровня концентрации. Показатели непосредственного запоминания высокие: 8–9–10 слов, отсроченное воспроизведение полное — 10 слов. Введение опосредования резко снижает продуктивность мнестической деятельности. Точно называет только половину понятий, в остальных случаях воспроизводит ассоциативно близкие понятия. Низкая продуктивность обусловлена весьма отдаленным, зачастую неадекватным характером ассоциативных связей. Сам процесс опосредования не вызывает трудностей, протекает в ускоренном темпе. Ассоциации нестандартны, личностно значимы, сопровождаются паралогичными резонерскими объяснениями. Например, для запоминания слова «танец» испытуемый рисует квадрат и объясняет это таким образом: «Кто написал черный квадрат? — Малевич. — Если он нарисовал черный квадрат, значит, нарисуем белый. — Почему? — У Высоцкого есть такая песня, называется „Белый вальс“». Вместо слова «танец» воспроизводит потом слово «цвет». Изображения имеют символический характер, отмечаются тенденции к стереотипии (очень много значков). Особенности графики свидетельствуют о значительной внутренней напряженности, эмоциональной выхолощенности и аутизации. Все формальные аспекты интеллекта сохранены полностью. Интеллектуальный уровень, учитывая отсутствие высшего образования, достаточно высокий: категориальный способ решения мыслительных задач, высокий уровень обобщения и абстрагирования. Вместе с тем выявляется ряд специфических процессуальных нарушений мыслительной деятельности: выраженная паралогичность, субъективизм, искажение уровня обобщения. Возможна как тенденция к расширению понятий, так и актуализация латентных признаков. Суждения непоследовательны, отмечается разорванность, соскальзывания. Спонтанные рассуждения имеют выраженный резонерский характер. Имеются нарушения критичности мышления, на ошибки и указания не реагирует. Эмоционально-личностная сфера характеризуется значительной аффективной напряженностью с субдепрессивной окраской переживаний. По результатам проективной диагностики выявляется эмоционально-личностная измененность: нарушение эмоционального резонанса, выхолощенность, серьезные нарушения в сфере общения. Характерны отгороженность, субъективизм в восприятии реальности, черты незрелости, стремление игнорировать требования, предъявляемые ситуацией и окружающими людьми. При общей высокой нормативности, больной демонстрирует, что он больше руководствуется собственными нормами, но при этом они очень жесткие и ригидные. Отмечается существование комплексных идей, имеющих для больного сверхценный характер. Эти представления фрагментарны, они объединяют как идеи религиозного, христианского характера, так и мистические, идеи переустройства общества, совершенствования, идеи гражданского звучания. Актуальное состояние характеризуется нереалистичной, завышенной самооценкой и уровнем притязаний, выраженным негативизмом, настороженностью. Вместе с тем характерны неуверенность, ощущение одиночества, изолированности, скрываемые за напускным безразличием и демонстративностью поведения.

Заключение. По результатам психологического обследования на первый план выступает ряд специфических процессуальных нарушений мыслительной деятельности: паралогичность, разорванность, искажение уровня обобщения, тенденция к резонерству, грубая некритичность. Выявляется эмоционально-личностная измененность: отгороженность, эмоциональная выхолощенность, негативистичность, наличие идей сверхценного характера.

 

БЕСЕДА С БОЛЬНЫМ

— Здравствуйте. — Добрый день. Присаживайтесь, меня зовут Александр Юрьевич, здесь собрались врачи психиатры, психологи, мы хотим с Вами побеседовать, чтобы оценить Ваше состояние. Вы ведь для этого поступили в больницу, Вы согласны? — Да. А можно я вначале выступлю, у меня есть программа действия. — Разумеется.

Больной идет на трибуну, достает лист с записью выступления. — Уважаемые соотечественники! Поскольку президентская власть является властью выборной, а постоянная власть осуществляется народом России непосредственно, предлагаю сконцентрировать народную власть, взяв по одному человеку от семьи, принявшему присягу. Замечу, что если человек, принявший присягу, не защитит конституционные права, определяя непосредственную власть народа, то он потеряет высшую ответственность, честь защитника. Для меня защита означает собраться в колонну шириной в двадцать человек на шоссе, ведущем к Кремлю, за кольцевой линией. Невооруженным маршем пройти для показательного выступления, что миллионы представителей от семей едины во мнении и целях. Цель одна — дать возможность ученым точных наук обустроить жизнь человека от самого зарождения и до кончины его в глубокой старости. Для этого, я считаю, необходимо лишить президента его полномочий, а правительство сменить. В правительство на место главы поставить Евгения Максимовича Примакова как человека наиболее компетентного и предлагающего взамен безрассудной рыночной экономики стабильность. Пусть он наберет команду, пусть даже временную, но уверяю Вас, это будут люди не из блока Лужкова. Это будут специалисты страны. Главная цель правительства — это обеспечить финансы ученым и любую другую помощь. Ученые будут в ближайшие сроки, воспользовавшись вначале открытиями, которые они, которые им прекрасно известны, теоретически воссоздавать производство необходимого. Обеспечат людей всем необходимым, включая права, а обязанности будут вытекать из законов, которые возможно будет разрабатывать… Возможно, будут разрабатывать, когда теория экономическая будет выработана и, обращаю Ваше внимание, одобрена голосованием всех людей России. Вторая задача правительства — это укрепление мирных условий, сотрудничество между государствами. Прекрасно понимая, что люди государства ограблены, что жизнь человека не ценится, что скоро зима, что народ бедствует, имея все природные богатства и производства, чтобы достойно жить, предлагаю дать мне возможность в силу всего в течение полутора месяцев обустроить максимально Вашу жизнь. Для этого война будет остановлена, оборудование завершено, а социальные блага, не учитывая затрат, через полтора месяца будут даваться бесплатно. Полтора месяца нужно для выявления нужд и путей их удовлетворения. Воссоздадим производство, воспроизводящее все необходимое, на прогрессирующем высоком технологическом уровне. Прошу подождать только полтора месяца. А обязанности президента может выполнить только Бог, да и то только в подвластном ему мире. Все, кто согласен, пусть в несколько слов докажет это и пройдет невооруженным маршем, получит все мною сказанное. Это речь, с которой я хотел выступить в одном из регионов. (Больной садится на место).

— Можно я по Вашему сообщению задам несколько вопросов? — Пожалуйста. — То, что Вы сказали сейчас благородно, Вы хотите сделать людей сытыми, счастливыми. Как это возможно всего за полтора месяца? — Для создания теории, тем более я считаю, что все открытия ученым известны прекрасно. А это просто нужно сконцентрировать их вокруг этого. Я считаю, что это небольшой срок. Потом война, я считаю, что она будет прекращена в первый же день. — Как Вы это сделаете? — Во-первых, совершенно спокойно надо разговаривать с людьми насчет того, что мы начинаем совершенно другую тему. Вообще я, конечно, понимаю, что тут чего-то не хватает, поэтому у меня есть дополнение к этому. Можно? — Пожалуйста. (Больной идет к трибуне). — Хочу сразу же заметить, что я человек верующий. И положить для меня свою жизнь, если я могу это сделать, это просто обязанность. Поэтому я основывался на предсказаниях Нострадамуса: то, что я должен появиться на широте пятидесятой, а потом сорок восьмой, причем на сорок восьмой должен появиться дух. Поскольку я, как человек верующий, имею веру и обладаю, я считаю, уникальными возможностями, я могу остановить любую стихию. И если бы в финансах был достаточно силен, то мог бы это проверить. Уже погибли тысячи людей, а все могло бы быть совершенно иначе. Уважаемые соотечественники, за прошедшие два века гражданами России были выполнены две великие миссии — освобождение мирового сообщества от идей насилия Наполеона и Гитлера. В третьем тысячелетии необходимо создать прочный мир, который может основываться только на точных науках, открытиях, которые могут обеспечить всем необходимым каждого человека на Земле. Заметьте, что ни одна религия, идея, творческая мысль этому не противоречит. Любые стихийные бедствия я могу не допустить. Я могу действительно этого не допустить. — Как? — Силой веры. — А как конкретно? — Допустим, был в Москве смерч, а в моем районе не было, потому что я просто не мог его допустить, я уверен. — Как Вы это делаете? — Я? Силой веры. Сила веры заключается… А можно задам вопрос? — Задавайте. — Любое стихийное бедствие я могу не допустить на подвластной мне территории. Вы можете это проверить. Подвластной — это значит, что люди на этой территории отказались от насилия. Во-вторых, я обладаю пророческим даром, правом возвращать, пересматривать любое принятое решение плюс обеспечивать членов моей семьи. Пророческий дар существует. Доказываю. У Александра Сергеевича Пушкина, «Евгений Онегин», глава пятая, существуют строки «В тот год осенняя погода стояла долго на дворе». Как известно, этот год один из самых теплых. «Снег выпал только в январе». Поживете, увидите и еще уверуете. У Лермонтова «Сказка о Еруслане Лазаревиче». Река Еруслан впадает в Волгоградское водохранилище как раз на 50-й широте. И, согласно Нострадамусу, муж явится на 50-й широте и принесет обновление всему миру. Создается несокрушимый от идей и вер мир, просветленный наукой. Согласно Нострадамусу, пророческий дар приобретается только одним путем, когда милости Бога сохранятся в душе человека. Смею Вас заверить, что милости Бога — это знания, полученные от изучения Евангелия. А Евангелие на всех современных языках, лично я знаю, что русский и английский, точно неверно. Необходимо провести заново перевод с первоисточников. Ошибок много, для примера приведу одну: когда Иисус искушался дьяволом, то ответил в конце разговора: «Иди за мной, Сатана», — а все современные переводы говорят, что Иисус боялся дьявола. Или он был не равен Богу и потому гнушался дьявола и гнал, говоря: «Отойди от меня, Сатана». Это место лишает Иисуса, причем заметьте, Иисус — это Спаситель. Это место лишает Иисуса права называться Сыном Божьим, и Богом, и Спасителем. Все искушаются дьяволом, а Бог хочет, чтобы все спаслись: и земля, и люди, и дьявол, и злые духи — все, сотворенные им. И Бог не изменяет своих решений и хочет, чтобы все, кто проявляет свою волю против воли благого мироздателя, сами отказались от своего противодействия и, соглашаясь с волей творца, были ему разумные, смиренные и кроткие сердцем, у кого оно есть. (Больной садится на место). — Спасибо. Из того, что Вы рассказам, понятно, что Вы обладаете неким даром, который может объединить людей против зла, Вы можете с помощью этого же дара предотвращать стихийные бедствия… — Нет, пророческий дар — это другое, это дар всесильной веры. — Но Вы сказали, что силой веры Вы можете предотвратить, например, тайфун. — Приостановить я могу, вот он идет, а передо мною остановится. — Скажите, пожалуйста, а как Вы это технически можете сделать? — Бросьте меня в любой очаг и увидите. — Но что Вы при этом делаете? — Это называется непрестанная молитва, а молитва — это постоянное бессловесное обращение к Богу. — То есть Вы не произносите ничего вслух? — Для веры это иногда даже мешает. — Скажите, пожалуйста, Вы в своих мыслях обращаетесь только к Богу или Вы можете обратиться к любому человеку, и он тоже будет знать Ваши мысли? — Нет, лично я вообще не задавался такой целью. — Но Вы можете передать какому-нибудь человеку свои мысли? — Нет. — Не можете? — Не пробовал ни разу. Нет. — А Вы можете узнать мысли другого человека? — Пока нет. В принципе я знаю, что это возможно, но я не пробовал. — Но Вам это доступно? — Скажем, что нет. Нет. — Из того, что Вы сказали, чувствуется, что Вы ощущаете некое свое предназначение? — Да. — По каким признакам Вы это поняли? — До меня никто даже не заметил, миллиарды людей, которые читают Евангелия, и никто не понял, что просто перевернуто Евангелие. Я человек необразованный, я вначале находил эти места, а потом я искал в творениях святых, а правильно ли я нашел, что это — ошибка или нет. — Значит, свое предназначение Вы поняли, читая Евангелие? — Читая Евангелие… Я просто находил те места, которых до меня никто не мог найти. — Это что, высший знак Вам? Почему до Вас этого никто не заметил? — Возможно. — Если это предназначение, то для чего? — Для создания прочного мира, потому что Господь… он против любой войны. — Значит, Вы выбраны Богом для того, чтобы осуществлять мир на Земле? — Да, все дело в том, что знания, которые существуют… Вот, например, Апокалипсис, он испещрен не тем, что люди сами своими силами уничтожат друг друга, а он испещрен тем, что начнутся бедствия, стихийные бедствия, и никто не сможет противостоять им. — Это как Всемирный потоп? — Нет, не как Всемирный потоп, хотя я лично считаю, правда, Вы не найдете ни у кого это, что именно лава выйдет из земли. — Лавы на всю землю не хватит! — А зачем всю, когда есть вода в реках. И потом большинство погибнет. — И, значит, Вы можете все это предотвратить? — Пока я здесь, да. — Скажите, пожалуйста, то, что Вы сейчас рассказываете, Вам было открыто? — Скорее всего, я это понял в пророчествах. Нострадамус говорит, что в октябре произойдет огромное переселение. Если будут собираться миллионы людей, тем более, что у нас обширные территории в России, то это очень похоже на это именно. — Если мы обратимся к жизни многих святых, то у них были откровения: кто-то слышал голос Бога, кто-то видел Пресвятую Деву и т. д. — Нет, как правило, это происходит в сознании. В данном случае нужно определить как. — Вы это не ощущали? — Нет, не было никаких голосов, я этого не ощущаю, то есть я это ощущаю, но не могу объяснить как. — Как это возникло у Вас, Вы можете объяснить? — Это возникло чисто случайно. Так получилось, что я в свое время занимался гаданием на картах, а потом я читал Евангелие и, когда я понял, что это дьявольское дело после деяний апостольских, я решил сжечь гадалку. — Что Вы решили? — У меня были записаны на бумаге гадания, и я решил их сжечь. И когда я сжигал, то сначала жег по одному листу, первые листа 3–4, а потом сжег все вместе. И когда я через некоторое время открыл свой ящик, где лежали мои вещи, то я там обнаружил листы гадания, которые, я помню, точно сжигал. — И что это означало? — Это означало, что мне надо довершить… То есть ты на какой стороне. — Это был знак? — Ну да. — А это знак Господа или знак дьявола? — В любом случае, не важно, для человека верующего все подвластно Господу. Он просто позволил дьяволу воспроизвести. — Значит, Господь позволил дьяволу воспроизвести эти листы и через дьявола дал Вам знак о Вашем предназначении? — Нет, он мне просто дал утвердиться в вере таким образом. — Понятно. Скажите, пожалуйста, а вот люди, которые Вас окружают: люди на улице, люди здесь в отделении, — они догадываются о Вашем предназначении? — Что значит предназначение… Но человек, с которым я, допустим, говорю, он понимает, что я вообще очень разумные вещи говорю. — Но только после того, как Вы с ним пообщаетесь? — Конечно, а как же еще? — А не проскальзывает в их поведении и в их словах то, что они знают о Вас и одобряют Вас? Не замечали Вы такого? — Нет. — Скажите, у Вас были состояния возвышенного духа, экстаза, когда Вы чувствовали, что даже тело Ваше меняется? — Было другое, когда мне было очень тяжело, и я прочитал молитву «Отче наш» для того, чтобы мне придали сил. Вместо этого я получил просто какой-то огонь внутри себя, от которого я чуть не умер. — Это когда было? — Лет пять назад. — Не могли бы Вы подробнее описать этот случай. — Это что-то среднее между блаженством и конечной точкой жизни. — Как это произошло? — А я вам все рассказал. — Расскажите поподробнее. Сколько это продолжалось? — Это продолжалось не больше минуты, потому что я тут же стал молиться, чтобы это закончилось. — Это было неприятно? — Это было просто невыносимо. С одной стороны, это было приятно, а с другой стороны, это было просто невыносимо, потому что жгло везде. Я прямо думал, что я горю. — Это было ночью или днем? — Днем, я ехал в автобусе. Я вошел в автобус, взялся за поручень, и вдруг я почувствовал, что где-то от середины живота начинает вверх идти жар, причем это не тот жар, как будто я, допустим, чай разлил. — Этот жар захватил все тело? — Да. — Вы продолжали чувствовать свое тело? — Да, я совершенно все ощущал, я двигал головой, смотрел, как люди реагируют, мне казалось, это было очень заметно. — А как они реагировали? — Они совершенно ничего не замечали, будто ничего не происходило. Кстати, у Серафима Саровского есть точно такой же момент, когда он Мотивилову рассказывал, и когда посетил Бог Мотивилова, он почувствовал жар внутри себя, но, однако, снег на нем не таял, он заметил. Кстати, я тоже, ближе к зиме это было. — Значит, это было только ощущение, но это не значит, что Ваше тело стало горячим. — Совершенно, нет. — А голову тоже охватил этот жар? — Нет, я этого не помню, голова была удивительно ясная. — А мысли при этом текли нормально? — Совершенно ясно, чисто. Я ехал на курсы английского языка. — И сколько это продолжалось? — Думаю, что меньше минуты. — Прошло сразу? — Нет, оно спадало постепенно. Постепенно уходил этот жар, и было ощущение, что если это еще продлилось бы, то это было равносильно моей смерти. — Вы говорите, что у Вас было смешанное состояние: чувство восторга и чувство ужаса? — Нет, просто я ощущал, что мне не выжить, если оно будет долго. — Больше никогда это не повторяюсь? — Нет, это нет, а пророческий дар повторялся. — После этого случая Вы не почувствовали, что в Вас что-то переменилось? — Я просто не смог никогда ничего подобного больше ощутить. — Нет, это была какая-то переломная точка в Вашей жизни, после чего Вы переменились? — Нет. — Почему такой случай произошел именно с Вами? Вы думали об этом? — Я искал в творениях святых что-то подобное и нашел, у Саровского в описании оптинских старцев тоже это есть. — И что Вы решили? — Я ничего не решил. Я просто подумал, что это удивительно, что многим людям, им было достаточно только раз почувствовать это, чтобы уверовать. А для меня это было просто подтверждением, это было дополнительным подтверждением моей веры. — Это тоже знак, или это испытание? — Скорее всего, знак. — Скажите, пожалуйста, испытывали Вы когда-нибудь необъяснимую тревогу? — Конечно. Ну вот, например, вчера. — Расскажите. — Ты испытываешь действительно тревогу от того, что ты понимаешь, что твоя родная мама тебя отсюда не заберет, а тебе предстоит предстать перед конференцией, причем я уверен, что… У меня есть такая уверенность, что большинство из вас, хотя бы из чувства уважения к своим коллегам, не будут считать, что я разумно поступаю, будут считать, что я один из пациентов и на долгое время. — Но это все-таки достаточно объяснимая тревога, а были ли у Вас состояния необъяснимой тревоги? — Нет, такого, чтобы необъяснимая, не было. — А бывали ли у Вас состояния, когда Вы чего-то боялись, например конкретных людей, которые могут Вам что-то сделать? — Вы просто действительно не знакомы с верой. Для Бога подвластно все, верующий может… Ему действительно преград нет. — Но это могло быть, когда Вы еще не были настолько верующим? — Да, конечно, может в детстве что-нибудь было. — Вы не помните такого? — Чтобы безосновательно? Нет. — Как Вы считаете, линия Вашей жизни была последовательная или случались резкие повороты в ней? — Ох! По крайней мере, насколько я вижу, то ответственность — да, я с малолетства был привязан к тому, понимал, что я несу ответственность за кого-то, это было из года в год практически. — Это чувство ответственности увеличивалось или нет? — Постоянно было, постоянно присутствовало. — Вы даже страдали из-за этого? Подвергались даже преследованиям? — Было. Да, бывало, но скорее всего люди по малодушию, или какие-то еще у них были… — Вера пришла к Вам достаточно поздно? — В 21 год. В сказке о Еруслане Лазаревиче говорится о том, что в 21 год. — Как это случилось? — Лично меня потрясло, когда я однажды вышел на корму корабля, а я начал заниматься спортом. А у нас погоду не всегда узнаешь, а я вышел на корму корабля и сказал: «Неплохо бы знать погоду». И я увидел как бы туманное зеркало, кстати у Нострадамуса тоже об этом говорится, и там увидел погоду. Падал такой тихий снег, как вот Вы в телевизор смотрите, только представьте, что там туман и там изображение. Вечером я подумал: ладно, посмотрим, что будет завтра. Утром я вышел и прямо раз в раз, было еще темно, падал снег. И так продолжалось недели две примерно, то есть я выходил вечером и точно знал погоду на завтра. — Вы почувствовали, что у Вас появился дар предвидения? — Нет. Тем более что когда я пришел из армии, я даже ни разу не столкнулся с этим. А пророчество возникло, и я действительно понял, что я им обладаю, это произошло после одного случая, когда я ушел с фирмы. Когда я уходил с фирмы, а начальник нашей фирмы говорил, что он тоже человек верующий, и я пришел к нему и прямо говорю: «Понимаешь, мне предстоит дело, о котором я еще не знаю, что это будет за дело. Ты человек верующий, ты можешь мне каждый месяц (причем я не утверждал, я просил) выделять определенную сумму?» — речь шла о 5 тысячах. Только чего? Это было до кризиса, это было 13 июля. 15 июля я пришел и сказал: «Если ты думаешь, что меня Бог оставит, то ты ошибаешься, я согласен уволиться». Он меня уволил. Семнадцатого июля я принес письмо, в котором написал, что «спеши давать милостыню». Прошел ровно месяц, грянуло семнадцатое августа. — Скажите, пожалуйста, Ваше настроение обычно спокойное или колеблется? — Скорее, колеблется. — Оно колеблется только в связи с какими-то обстоятельствами? — Да. — Надолго может возникнуть плохое настроение? — Как правило, нет. — Это часы, дни? — Да нет, это, как правило, меньше часа. Я отходчивый человек. — Понятно, а Вы знаете, что такое депрессия? — Пожалуй, безысходность. — Безысходность, подавленность, тоска. Вам знакомо такое состояние? — Да, я однажды был в таком состоянии. — Когда это было? — Это было в 95-м году, зимой, когда я около месяца провел дома. Просто я лежал, я не мог работать на ворованном оборудовании, оно было ворованным, я считаю. Я работал в Свято-Даниловом монастыре, который до сих пор работает и существует. Я запускал там станки деревообрабатывающие, и, когда я узнал, каким образом они были приобретены, я не смог работать. Я очень долго переживал, потом я заболел на этой почве. — Как заболели? — Была слабость огромная, была просто огромная слабость! — Аппетит отсутствовал? — Нет. — Сон нарушался? — Нет, спал нормально. — Вы говорите, что Вы почти месяц не выходили из дома? — Нет. Почему? Я выходил из дома, но просто чаще не сидел, а лежал. — При этом Вы не смотрели телевизор, не читали ничего? — Смотрел телевизор, но без какого-то такого… без желания. Мне нужно было принять решение. Я ведь до этого уходил в монастырь. И я вообще считал, что я не очень в миру… И вот месяц, а когда я решил, что я должен уйти из этого монастыря, вернуться назад к обычной жизни, создать семью, вернуться на завод. Вот в тот день на заводе умер человек, на место которого меня и взяли. Места, Вы знаете, сейчас не держат. — Это было тоже…? — Да, знамение. Причем, когда я переходил в фирму, там то же самое было практически. — А у Вас бывали мысли, что жить не хочется? — До веры, да. До веры, да, конечно. — В каком возрасте? — В школьном. — В каком классе? — Наверное, класс седьмой, примерно четырнадцать лет. — А в связи с чем? — Семейные обстоятельства, потом давление одноклассников, которые просто… — Не понимали Вас? — Нет, они просто хотели жить так, как начали жить. — И были какие-то конкретные намерения что-то сделать с собой? — Нет, такого не было, просто было очень тяжело. — Это больше не повторялось? — Да, только тогда. Потом я занялся восточным единоборством, а это усиливает веру, в себя-то, конечно. — Как Вы думаете, а если Вам не удастся осуществить задуманное? — Это то же самое, если любому священнику сказать: «Это Вы думаете, а если Бога нет?» — Это разные вещи. — Это для Вас — разные вещи, а для меня — то же самое. Если мне сказать: «Ты не имеешь веры, значит, ты и не имеешь дара, о котором ты говоришь». — Но если Вам все-таки не удастся собрать людей, построить их в колонну, повести маршем и т. д. Если Вашему плану, который Вы нам здесь изложили, не суждено исполниться, что тогда? — Для человека верующего солгать — это такое… Это возможно только у атеиста, потому что он не знает, что желает. — Значит, Вы даже не представляете себе, что план, который Вы нам сейчас изложили, может не осуществиться? — Представляю, если человек появится совершенно в другом месте и скажет совершенно другое. — Скажите, пожалуйста, а какими средствами Вы можете довести до каждого человека Ваш план в такой огромной стране? — Я считаю, что не зря Нострадамус написал в своем пророчестве и указал, что есть такое понятие, как кулик в болоте. А в болоте Вы можете поискать, и в любом случае Вы ничего не найдете на 50-й широте или 48-й похожего, кроме как город Камышин. — Вам нужно получить доступ в средства массовой информации? — Лично мне, нет. Лично я хотел бы поговорить хотя бы с тысячей людей. — А как Вы это сделаете, будете ходить по улице и говорить с тысячей людей? — Да. И просить их, чтобы когда приедет телевидение, чтобы они рассказали об этом. — А если эти люди не захотят разговаривать с Вами на улице? — Вот Вы сейчас пообедали, а есть беременные женщины, которым даже есть нечего. Вот они захотят, и мужья их захотят, и отцы их захотят. — Вы не планируете привлечь к себе внимание какими-то неординарными поступками? — Если вновь будет смерч, как в прошлом году, я просто могу его отодвинуть. — Как? — Ну, если все просто прячутся и бегают, то я могу идти столько, сколько я могу идти, и он будет впереди меня и никуда не уйдет. Шизофрения, да? 365-я статья? — Вы нам свое обращение зачитали и сказали, что оно одобрено голосованием всех людей России. — Да нет, я говорил о теории создания, которая должна быть обязательно одобрена. — А как это осуществить? — Я считаю, что в этом должна будет помочь наука. Если мы голосуем за президента, то за теорию научную обязательно надо голосовать. Тем более, что они же будут воспроизводить.

(Далее больной многословно в том же плане говорит о своих возможностях расшифровывать Нострадамуса).

ВОПРОСЫ БОЛЬНОМУ

• Вы когда-нибудь употребляли наркотики? — Ни разу.

• У Вас есть недоброжелатели? — Нет. Но я думаю, что если кто-то скажет это правительству, то есть выйдет это за стены, то недоброжелателей будет масса. — А до этого не было? — Нет. Как правило, все было открыто. Даже люди, от которых я раньше страдал, мы сейчас с ними в совершенно мирных отношениях.

• Скажите, пожалуйста, какова цель Вашего обращения в больницу? — Цель была очень простая, поскольку моя мама несведуща в этих делах, а она доверяет вам — лечащему персоналу, врачам, — то она сказала: «Пожалуйста, если ты сможешь доказать им, то ступай и действуй. Я тебя благословлю». Основная мысль была эта — успокоить свою маму.

• Вы сказали, что на корабле Вы предсказывали погоду? Вы не могли бы еще что-то предсказать в плане небольших практических дел, использовать свой пророческий дар в прикладном аспекте? — Нет, здесь играет лично моя выгода! Хотя, если что-то из пророчества, я, например, своим друзьям говорил, в каком направлении живет моя будущая жена, с которой мы еще никогда не встречались. Во-вторых, однажды я увидел, как моя жена без лифчика купалась, причем я был в Москве, а она — на море. — Это как бы внутренним зрением? — Нет, я тоже видел видение. — Видение где располагалось? — Метрах в трех в воздухе. — Оно имело очерченные границы или расплывчатые? — Очерченные таким туманным облаком. — Несколько раз у Вас было такое? — Да. — И на основании этих видений Вы могли предсказывать? — Нет. На основании их я просто узнавал. — Вы могли каким-то образом предугадывать появление этих видений? — Нет. — Не было каких-то особых переживаний, ощущений в момент, когда возникали видения? — Нет. Этого не было. — Они внезапно появлялись? — Внезапно. Это неподвластно. Кстати, Нострадамус прямо говорит, что пророчества возникают не сами по себе, а исходят именно от Бога. — А Вы не помните, когда было самое первое видение? — Я думаю, что самое первое пророчество, которое до сих пор потрясает меня, это было в 4-м или 5-м классе. Я только в этом году вспомнил о нем. Тогда везде стояли бюсты Ленина, я почему-то однажды подошел к нему и сказал про себя: «И нам предстоит также». Я забыл об этом, но когда я стал пытаться искать выход, то я вдруг вспомнил. Можно даже в детском возрасте обратиться, хотя я в это не верю. — А что Вы имели в виду: «и нам предстоит также»? — Я имел в виду что-то такое глобальное, тот опыт, который был в стране до семнадцатого года, тот уровень науки, который существует в стране, ему практически не одна страна в мире не равна. У нас лучшее в мире оружие. Это говорит о том, что у нас лучшие в мире технологии.

Врач-докладчик. Вчера больного смотрел консультант, профессор Г-в. Он поставил дифференциальный диагноз. — Зачитайте нам эту консультацию. — В настоящее время больной возбужден, многоречив, охвачен своими переживаниями, склонен к бесплодному рассуждательству. Пространно говорит о том, что он намерен бросить клич и поднять около десяти миллионов человек на борьбу, приводит какие-то расчеты, которые сам же называет бредом. Диссимулирует свое состояние. Перед поступлением считал, что только он в определенное время и в определенном месте, согласно предсказаниям Нострадамуса, датам, географическим координатам, взятым из произведений Пушкина и Лермонтова, способен изменить мир.

Заключение. Психическое состояние можно квалифицировать как аффективно-бредовое расстройство, в структуре которого преобладают идеи мессианства. Больной идентифицирует себя с историческими личностями. Профессор поставил дифференциальный диагноз между шизофренией и бредовым расстройством. Окончательно вопрос не решен, и он намеревается посмотреть больного еще раз.

В результате поведения и высказываний больного в отделении можем сказать, что статус его аффективно-бредовый. Он складывается из повышенного настроения, ускорения ассоциативных процессов, двигательной активности. Речь в форме монолога, с напором, в остром периоде до разорванности. Высказывает бредовые идеи величия, реформаторства, мессианства. Характерна обстоятельность, вязкость мышления и стеничность. Критика у больного сниженная, формальная. Личность больного гипертимная, отличается гиперсоциальностью, чувством повышенной ответственности. Больной с тринадцатилетнего возраста создал себе особый мир — мир мечты. Его воображение и фантазии были напряжены до крайности. Отсюда возникает его сосредоточенность, доброта, сострадание к пожилым людям. В начальном периоде болезни сверхценные идеи внешне правдоподобные, они связаны с реальными фактами. В дальнейшем идет переработка больным событий его жизни, толкование литературных произведений. Это все носит более систематизированный бредовой характер. Преобладает монотематический паранойяльный бред реформаторства, мессианства и элементарные галлюцинаторные переживания. Таким образом, мы считаем, что у больного шизофрения, приступообразно-прогредиентное течение. В данный период имеется очередной острый приступ заболевания. — Что произошло под влиянием терапии? — Сверхценные идеи, паранойяльные идеи не уменьшились, но эмоционально он стал мягче. В первые дни он был намного жестче, раздражительнее.

ОБСУЖДЕНИЕ

Заведующая отделением Р. П. Власова. Перед нами стоит задача определить, нуждается ли больной в недобровольном лечении. Одни считают, что больного не надо было госпитализировать, не надо его лечить, надо его выписать, и пусть он с этим живет. Больной пришел в отделение с мамой для того, чтобы получить справку, что он здоров. Чтобы с этой справкой его пропускали на всех кордонах. Поэтому он дойдет до болота, и поведет пятнадцать миллионов за собой, и сделает весь этот переворот. В отделении он категорически отказывается от лечения. Он собрал в отделении всех больных, написал их списки, собрал подписи, что в отделении у них должен быть телефон, что они могут ходить свободно туда-то и туда-то. И сейчас нам говорят, что больного надо выписать. А мы считаем, что больного надо лечить. Потому, что осуществление своих идей с такой аффективной заряженностью может привести к тяжелым социальным поступкам. Мы оформили ему недобровольную госпитализацию. Мы определяем состояние больного как аффективно-бредовое с парафренными идеями величия, реформаторства, мессианства. Течение заболевания: считаем, что заболевание началось очень рано со сверхценных идей, которые разрастались, и вся его жизнь текла по какой-то определенной идее. Даже свою женитьбу на женщине, которая на 15 лет старше него, он объясняет тем, что у нее гепатит В и ей надо помогать. Таким образом, вся жизнь течет по бредовым мотивам. Я считаю, что это шизофрения непрерывно текущая. Это его состояние может тянуться десятилетиями. Потом бредовые идеи могут поблекнуть, систематизация разрушится и выступят дефицитарные расстройства: паралогичность, которую мы уже сейчас видим, аутизация, снижение психического и энергетического потенциала, которое мы тоже уже видим. — Вы формулируете его диагноз как шизофрения, непрерывное течение. Ближе к какой форме? — Сейчас расцениваем как паранойяльный этап, систематизированный бред с бредом интерпретации.

Д. А. Пуляткин. Я бы сказал, что это шубообразная шизофрения, синдром — мания с бредом. Тем самым подчеркивается связь многих бредовых построений с аффектом. Имеет место выведение суждений из переоценки собственных возможностей. Он достаточно хорошо объяснял это: пойдет на площадь, соберет тысячи человек — это маниакальное состояние с бредом, бредом мессианства. — Это маниакально-бредовое состояние? — Под аффективно-бредовым состоянием мы понимаем состояние, когда изменяется восприятие окружающего мира, а здесь этого не происходит, то есть никто, иначе как из сказанного им, не подмечает особых сверхвозможностей, как это бывает в аффективно-бредовом состоянии, когда окружающие какими-то жестами, знаками, взглядами дают ему понять, что он человек особенный, что ему уготована какая-то высокая роль. — Значит, нет бреда особого значения? — Нет. — Имеется только паранойяльный бред на фоне маниакального аффекта? — Да. — Сформулируйте тогда еще раз диагноз. — Мания с бредом. — Это синдром. — Синдром, а диагноз — шубообразная шизофрения, потому что в анамнезе большой удельный вес аффективных расстройств. — Так что, приступ длится годами? — Нет, этот приступ имеет очерченные границы. Он возник незадолго перед поступлением, а все остальное время клиника определяется отчасти аффективными колебаниями, отчасти транзиторными и галлюцинаторными переживаниями, возможно, даже с элементами психических автоматизмов.

И. П. Лещинская. Личность была паранойяльная, на фоне ранней «органики» и тяжелой наследственности. Паранойяльность шла в рамках гиперсоциальности (тимуровец, уход за старушкой и т. п.). Потом религиозные идеи наполнили паранойяльность совершенно другим содержанием. Конечно, колебания аффекта есть, но не они определяют содержание бреда, а бред определяет содержание аффекта. Сейчас основным является даже не бред, а четкие нарушения мышления, которые выявляются на высоте аффекта. Когда он зачитывал свое воззвание, я ничего не могла понять. Когда с ним беседовали, можно было уловить какой-то смысл, но во время чтения аффект разрушил все штампы, которые у него сформированы. На первый план вышло нарушение мышления до разорванности. Мне кажется, что сейчас ведущим в статусе является дефект. По статусу это паранойяльный бред современного парафренного содержания. Если бы это было раньше, он мог бы изобретать вечный двигатель, летать в космос, но сейчас все сконцентрированы на религии и политике. Я считаю, что это параноидная шизофрения, непрерывная. — Какая парафрения? — Бредовая, конечно. — Бредовая парафрения — конечный этап непрерывной параноидной шизофрении. А где же тогда паранойяльный и параноидный этапы? — Понимаете, я не могу сказать, что это парафренный этап. Он кажется мне в основном паранойяльным. Религиозное содержание фабулы бреда продиктовано жизнью, потому что многие наши больные верующие. То, что это непрерывная шизофрения, для меня однозначно.

Э. А. Шумейко. Я согласен. На мой взгляд, это непрерывное течение шизофрении. Когда он вернулся со службы, он был не таким, как раньше: доброжелательным, спокойным, заботливым. Доктор описывает состояние агрессии и раздражения. И еще было несколько непонятно его состояние, которое он описывал, когда он лежал в течение месяца. Что это? Информации очень мало, но исходя из мнения коллеги, что он уже близок к дефекту, эти факторы позволяют предполагать, что был параноидный этап.

Д. А. Пуляткин. Я бы не стал переоценивать нарушений его мышления, которые бесспорно имеются. Действительно, если он сейчас выйдет на Арбат и будет проповедовать свои идеи, за ним никто не пойдет, но не потому, что он не может связно изложить их, а вследствие их абсурдного содержания. Если бы он с такими же нарушениями мышления читал бы платные лекции по психоанализу, то он собрал бы очень много народу.

Ведущий. Начнем с оценки статуса. Была высказана точка зрения, что это аффективно-бредовое состояние, но нельзя назвать этот статус аффективно-бредовым. Под аффективно-бредовым состоянием подразумевается острое, в крайнем случае подострое состояние с растерянностью, деперсонализацией, измененным сознанием, кататимно окрашенным бредом особого значения, инсценировки. Но в настоящее время мы имеем совершенно другого больного. Он ориентирован, упорядочен, доступен, я бы сказал, сверхдоступен, легко, с большим желанием рассказывает о своих идеях. Аффект, конечно, повышенный, но можно ли назвать его маниакальным? Здесь нет ускоренной речи со скачкой идей, с постоянным восторженным состоянием, гневливостью. Я пытался вызвать у него раздражение, спорил с ним, сознательно старался вызвать его реакцию на то, что не верю в его идеи, планы. Маниакальный больной разозлился бы и стал с пеной у рта доказывать свою правоту, а он так же размеренно говорил с нами, повторяя одно и то же. У него есть некая монотонность гипертимного аффекта, не мании, а именно гипертимного аффекта. Безусловно, больной бредовой. Он высказывает именно бредовые, а не сверхценные идеи. Нет никаких реально существующих событий, на основании которых формируются сверхценные идеи. От начала и до конца все его высказывания носят бредовый характер и отвечают понятию бреда: убежденность, нелепость содержания, абсолютная некритичность к высказываниям. Я не вижу никакой диссимуляции. Наоборот, он даже сверхоткрыт. Какой бред по структуре? Безусловно, паранойяльный. Отличие паранойяльного бреда от параноидного состоит в том, что при нем отсутствуют галлюцинаторные расстройства и идеи воздействия, он всегда систематизирован. У больного систематизированный бред? Безусловно. Другое дело, что систематизация продолжается и может усложняться, включать в себя дополнительный фабулы.

Теперь о содержании бреда. Конечно, он парафренный. Это бред величия, который приобрел мегаломанический характер. Больной — спаситель народа, может предотвращать стихийные бедствия, должен спасти страну. В целом бред больного можно назвать религиозным бредом. Чем этот бред интересен? Тем, что такой парафренный бред у молодого человека обычно бывает галлюцинаторным. Это должна была бы быть галлюцинаторная парафрения, когда содержание бреда величия формируется из галлюцинаций. Они ему сообщают, что он святой, общается с Богом. Голоса рассказывают ему, что было, что будет, а больной все это излагает. Галлюцинаторная парафрения чрезвычайно распространена. Она часто бывает в рамках галлюцинаторного статуса больных. Или это должна была бы быть острая парафрения, где могут быть вкраплены и онейроидные состояния, как этап развития онейроидного приступа. А вот такая парафрения — это действительно бредовая парафрения — встречается очень редко. Если бы это было маниакальное состояние, то в фонтане слов мы могли бы услышать, что он выдающийся ученый или теософ. А у этого больного все спокойно, это так называемый «бред на холоду», бред, не обеспеченный выраженным измененным аффектом. Это должно бы быть завершающим этапом параноидной шизофрении.

Известно, когда бред начался: с момента, когда он прочитал священные книги и нашел в них некоторые несоответствия. Имеются ли здесь элементы чувственного бреда? Сегодня они отсутствуют, но в процессе развития паранойяльного бреда мы часто можем наблюдать, как на этапе усложнения бредовой фабулы вкрапливаются эпизоды острого бредового состояния, в которых могут присутствовать и элементы чувственного бреда. Иногда они очень кратковременны. Проблема бредообразования вообще очень интересна. Любой паранойяльный бред имеет в своей основе измененный аффект. Например, бред преследования, бред ревности, бред ущерба имеют аффект со знаком «минус». Если это экспансивный бред — бред изобретательства и т. д., — то окраска аффекта со знаком «плюс». На фоне постоянного развития бреда возможны отдельные эпизоды, близкие к острым состояниям. Обратите внимание, как у него усложнилась бредовая фабула. Уже существовал бред религиозного содержания. В момент, когда он вышел на корабле на палубу, он увидел измененное небо и возникло экспансивное состояние, его озарило, что он может предсказывать погоду, появилось дальнейшее усложнение бреда. Теперь он уже мог пророчествовать, предвидеть. Выяснилось, что у него возникали галлюцинаторные образы, которые были рудиментарны и принципиально не влияли на содержание бреда. Расстройства мышления, безусловно, выражены. Он расплывчат, говорит либо штампами, либо малопонятными фразами. Не может довести свою мысль до конца, переключается на другую тему, но не потому, что у него маниакальная скачка идей, а потому, что есть грубая расплывчатость мышления. Безусловно, это можно назвать резонерством. Мы задаем ему конкретный вопрос, на который он не может дать конкретного ответа. Я специально дал ему возможность зачитать его послание. Потому что по лексике очень легко выявить нарушения мышления. Бывает, что в клинической беседе расстройства мышления определить трудно, но как только больной начинает излагать свои идеи письменно, то можно выявить очень много нарушений мышления. Недаром, сдавая экзамены в семинарию, он написал сочинение «на двойку», там он, наверное, такое написал, что никто ничего не понял, хотя устный экзамен по истории религии он сдал неплохо, а в сочинении все проявилось.

Весь набор расстройств мышления очень четко проявился во время патопсихологического обследования и ясно, что у него расстройства мышления процессуального характера. Интересно, что, с одной стороны, он перескакивает с темы на тему, а с другой — очень обстоятелен в рамках какой-то идеи и начинает ее подробно обсуждать. Вот отличие маниакально-бредового состояния от гипомании с паранойяльным бредом. В первом случае — растерянность, постоянное нарушение ассоциативного процесса, здесь же больной скрупулезно, дотошно пытается доказать свою идею.

Волевая сфера также нарушена. Он абсолютно дезадаптирован. Не потому, что у него острое состояние, а потому, что не может действовать продуктивно.

Теперь о развитии болезни. Оно имеет ряд особенностей. Несмотря на тяжелую наследственность (шизофрения у матери и алкоголизм у отца) и трудное детство, преморбидные черты напоминали так называемый «мустер кинд» (muster kind) — образцовый ребенок. Четкого водораздела между преморбидным и инициальным периодами нет, так как вся жизнь пациента определялась сверхценными образованиями и паранойяльными реакциями. Постепенное развитие болезни, малозаметный сдвиг в 14-летнем возрасте, отсутствие продуктивной симптоматики говорят о вялом течении болезни в начальном ее периоде. Преобладание сверхценных и паранойяльных образований в нашем случае, как и в других аналогичных случаях, затрудняет определение момента болезненного, неадекватного, нелепого поведения (бесконечные конфликты в армии, на работе, увольнение из монастыря), так как больной всегда предстает борцом за справедливость. Приблизительно в 24-летнем возрасте на фоне монотонной гипертимии появились бредовые откровения, озарения, которые быстро трансформировались в паранойяльный религиозный бред, а в дальнейшем в бред реформаторства. Отмечавшаяся у больного депрессия во многом носила эндореактивный характер и принципиально не влияла на тип течения болезни. Вообще, при аффективных расстройствах у больного отсутствовала симптоматика приступа, поэтому говорить в данном случае о приступообразном течении болезни не приходится. Другое дело — острые и кратковременные психотические эпизоды, включавшие бредовую дереализацию, деперсонализацию, генерализованную сенестопатию (случай на корабле, случай в транспорте, когда он испытал смешанное чувство страха и восторга, почувствовал, как все тело «сгорает»). Эти расстройства сразу же способствовали усложнению бредовой фабулы, однако, против ожидания, не вызвали присоединения галлюцинаций и психических автоматизмов.

Таким образом, учитывая преобладание в клинической картине бредовых расстройств, выраженных процессуальных нарушений мышления, характерных изменений личности, можно с уверенностью поставить диагноз бредовой шизофрении с непрерывным течение, парафренный синдром.

Лечение. Без лечения такой больной, конечно, находиться не может. Стоило ему ввести 50 мг галоперидола деканоата, и уже наметилось улучшение. Он должен лечиться нейролептиками, и оптимально лечить его галоперидолом деканоатом, потому что таблетки он принимать не будет. Если мы лечим больного с непрерывной шизофренией, с паранойяльным бредом, мы никогда не добьемся критики. Мы должны добиться дезактуализации бреда. В настоящее время больной нуждается в стационарном лечении, так как, учитывая содержание его бреда и, соответственно, бредовое поведение, находясь вне больницы, он может попасть в сложную конфликтную ситуацию.

 

Бесплатное, анонимное, амбулаторное, качественное и реальное лечение наркомании, помощь наркозависимым и созависимым, психотерапия зависимых онлайн, психологическая помощь наркоманам, реабилитация, реабилитационный центр в Ростове-на-Дону(РНД, RND) и Ростовской области: Константиновск, Волгодонск, Каменск-Шахтинский, Шахты, Семикаракорск, Новошахтинск, Новочеркасск, Донецк, Таганрог
s